В казну.ру Бухгалтерский учет в бюджетных учреждениях

“Счетовод “придворного“ театра“

“Счетовод “придворного“ театра“
(интервью с С.В. Максименко, главным бухгалтером Большого театра)

В привычном представлении интерьер бухгалтерии представляет собой совокупность бумаг, канцелярских принадлежностей, печатей и папок. Бухгалтерия Большого театра не вписывается в рамки общепринятых стандартов. Здесь особая аура, особая творческая атмосфера:

Наше досье

Максименко Сергей Владимирович
Дата рождения: 5 июля 1973 г.

Место рождения: г. Подольск
В 1999 г. окончил Академию труда и социальных отношений по специальности “Бухгалтерский учет и аудит“.

В 1998 г. был принят на должность начальника контрольно-ревизионного отдела Фонда социального страхования РФ.

В январе 2001 г. перешел в Большой театр, где был назначен на должность начальника отдела внутреннего аудита, позднее стал начальником отдела бюджетного контроля. В настоящее время
занимает должность главного бухгалтера Государственного академического Большого театра.

Личность увлекающаяся. Любит путешествовать, кататься на сноуборде. Хорошо играет на гитаре.

Имя Большого театра совершенно не ассоциируется с бухгалтерским учетом, планами счетов и балансом. Тем не менее, бухгалтерия в Большом театре играет немалую роль, ведь за новыми постановками стоят новые финансовые вложения, требующие учета.

Кабинет С.Н. Максименко, главного бухгалтера ведущего театра России, всем своим интерьером свидетельствует о причастности его хозяина к творческому процессу труппы. Стены бухгалтерии украшены афишами, увеличенными фото с изображением сцен из знаменитых спектаклей:

- Сергей Николаевич, насколько мне известно, театр - это маленькое производство...

- Да, действительно, у нас есть художественно-производственные мастерские, в которых создаются костюмы и декорации для спектаклей. Но в то же время многие декорации мы заказываем на стороне в других организациях, потому что наши мастерские в силу определенных технологических нюансов с какими-то работами справиться не могут.

Дело в том, что мы пользуемся услугами ведущих мировых режиссеров-постановщиков. Естественно, они желают увидеть на сцене продукт, который будет соответствовать статусу Большого театра и мировому уровню. Это достаточно серьезные объемные декорации, которые делают с применением передовых технологий. К сожалению, не всегда российские компании могут предоставить услугу такого рода, поэтому иногда приходится брать в аренду декорации западных театров, привозить постановочные средства из-за границы.

- Это создает трудности в учете?

- Вы знаете, как таковых трудностей нет, мы уже давным-давно откатали эту схему. Но с другой стороны, в связи с тем, что мы привлекаем достаточно большое количество нерезидентов (как физических, так и юридических лиц), возникают вопросы с налогообложением. В частности, касающиеся передачи авторских прав, авторских отчислений. Речь идет о возможном
и фактическом применении конвенций об избежании двойного налогообложения между Россией и вторыми странами, которые действуют в настоящий момент.

Мы как налоговые агенты должны удерживать налоги на доходы физических и юридических лиц, когда такое удержание необходимо. Но если нерезидент уплачивает налоги на территории своей страны и предоставляет нам соответствующие документы, то мы имеем право этого не делать. В связи с этим возникает много нюансов. Каждая страна - свой документ.

Проблемы возникают и из-за пробелов в российском законодательстве. Как известно, старый План счетов не подразумевал факт производства в бюджетных учреждениях. Но мы нашли способ калькуляции себестоимости производимой продукции.

- Что это за способ?

- Скажем так: калькулируя продукцию, мы используем План счетов для коммерческих организаций, а выпуск остатков в общую базу бухгалтерии формируем с использованием бюджетного Плана счетов. Это если очень коротко. В этом нам очень помогают разработчики программных продуктов, которые мы используем.

- Насколько я знаю, у театров очень громоздкая система начисления заработной платы и удержания с нее налогов:

- На настоящий момент я вам даже не могу точно сказать, сколько видов начислений существует. Порядка 60: К примеру, артист хора может получать зарплату по нескольким основаниям в рамках трудового договора. За рояльную репетицию - одни тарифы, за участие в спектакле - другие, за страховку солиста - третьи.

Что касается НДФЛ, то никакой специфики здесь нет. А в отношении единого социального, то мы уже третий год используем регрессивную ставку налога, что позволяет сэкономить достаточно большие средства - десятки миллионов рублей в год. Это дает возможность увеличивать фонд оплаты труда и направлять сэкономленные средства на поощрение сотрудников.

- В соответствии с
Программой реструктуризации бюджетного сектора театрам будет предложено три формы существования: государственная, с частичным бюджетным финансированием, полностью самостоятельная организация. Ваше мнение относительно этой реформы?

- Могу сказать одно: Большой театр без какого-либо финансирования со стороны не выживет. Мы не сможем поддерживать в таких условиях тот творческий и художественный уровень мастерства, который есть сейчас, и выпускать по 6-7 постановок в год. Ведь это очень серьезные затраты.

Большой театр всегда был передовым, первым театром России, но никогда не мог обеспечить себя за счет собственных доходов. Что тут говорить о театрах поменьше: Всегда в той или иной мере учреждения культуры финансировались из бюджетов различных уровней. Даже мировой опыт показывает, что театры могут существовать лишь за счет средств каких-нибудь крупных попечителей либо государства. Большой театр был всегда придворным театром и находился на особом счету, был получателем дотаций государства.

Сейчас Министерство финансов по-другому смотрит на статус бюджетного учреждения. А Большой театр не совсем под него подпадает. Потеря бюджетного финансирования станет для нас огромной проблемой.

- Каково на сегодня соотношение бюджетных и внебюджетных источников финансирования?

- Более половины имеющихся у театра средств - из бюджетных источников. На сегодня соотношение примерно 60 к 40.

А учитывая то, что с лета главная сцена будет закрыта на реконструкцию, мы лишимся основного источника собственных средств - дохода от реализации билетов. Зал главной сцены почти вдвое вместительнее новой сцены. То есть объем продаж сократится существенно. К тому же не все спектакли адаптированы к новой сцене. Едва ли мы сведем концы с концами.

- Вы готовы к переходу на новый План счетов?

- Конечно, мы всегда готовы ко всем изменениям и
перипетиям!

Естественно, остается много вопросов, много трудностей. Сегодня для меня самое главное - это непрерывность учета. Ведь перед бухгалтерией руководство ставит много ежедневных задач. Например, мы ведем базы для формирования регистров управленческого учета. Но все эти вопросы мы стараемся решать оперативно, чтобы оставалось время на внедрение новой Инструкции.

Спасибо большое Минфину за то, что они не требуют от нас полугодовых отчетов по Инструкции N 70н. Я думаю, что к отчету за девять месяцев мы найдем для себя ответы на большинство спорных вопросов.

Волнует меня и еще один момент. Неизвестно, что будет с учреждениями культуры в следующем году. Не исключено, что мы перейдем на хозрасчет в связи с “бюджетной реформой“. В этом свете переход на Инструкцию N 70н кажется бессмысленным.

- Помимо общих для бюджетников вопросов по новой Инструкции у театров много специфических проблем. К примеру, у некоторых ваших коллег возникают трудности с инвентаризацией:

- Мы уже провели годовую инвентаризацию. Нам удалось это сделать впервые за последние несколько лет.

- На курсах по внедрению новой Инструкции бухгалтеры учреждений культуры часто задают вопрос относительно учета сценическо-постановочных средств. Вы нашли для себя ответ на этот вопрос?

- Я пытаюсь найти ответы в Министерстве финансов РФ, в отделе методологии бюджетного учета. Плотно сотрудничаем с С.В. Романовым. Естественно, на таком уровне чиновники не знакомы как с практикой ведения бухгалтерского учета, так и с практикой применения кодов бюджетного классификатора в учреждениях культуры. К примеру, если ранее в бюджетном классификаторе был код “Новая постановка“, то сейчас его нет. Мы долго пытались понять и разобраться, как нам в этом году осуществлять кассовые затраты такого рода.
И таких моментов достаточно много.

Я понимаю логику Минфина. На мой взгляд, новый бюджетный классификатор максимально приближен к бухгалтерскому учету. Это правильно. Та информация, которая станет собираться в масштабах страны, будет удовлетворять целям анализа, помогать в принятии управленческих решений. Но Минфин не может знать всех отраслевых тонкостей, не может все предусмотреть, поэтому инициатива по внесению поправок должна исходить от нас.

В частности, это касается сценическо-постановочных средств. Новая Инструкция предполагает списание малоценных основных средств с баланса. Их дальнейший учет Инструкция не регламентрует, он должен вестись на усмотрение учреждения. На мой взгляд, это неправильно, сценическо-постановочные средства стоят на особом счету и требуют постоянного нахождения на балансе, их нельзя списывать.

Можете представить, у нас есть некоторые средства стоимостью всего две копейки - платья, парики. Дело в том, что их переоценка не проводилась уже много лет, восстановительная стоимость неизвестна. При деноминации ни у кого не дошли до этого руки. Вот мы и столкнулись с тем, что постановочное средство шестидесятых годов стоит сегодня копейки. Что теперь делать с этим богатством, никто не знает. Поэтому мы и ведем переговоры с Минфином.

- Федеральное агентство по культуре и кинематографу уже подготовило для вас какие-либо рекомендации по применению Инструкции N 70н?

- Мы являемся подведомственным учреждением агентства, но финансирование ведется непосредственно из федерального бюджета. По большому счету, Агентство сегодня находится в аналогичной с нами ситуации. Конечно, пытаемся консолидированно принимать решения по некоторым позициям и выступать с инициативой в вышестоящие инстанции. Сейчас все бюджетники находятся в тяжелой ситуации, но для нас ситуация усугубляется еще и тем, что бюджетная реформа совпала с обсуждением “театральной“.

- В
связи с переходом на новый План счетов нагрузка значительно увеличилась. У вас большой штат? Как вы справляетесь с таким объемом работы?

- Штат у нас большой - порядка 25 человек. Нужно учитывать, что у нас 13 производственных цехов для изготовления сценическо-постановочных средств. Это достаточно большое производство. Значительная часть бухгалтерии занимается калькуляцией себестоимости продукции. Занятие кропотливое и занимает много времени. Но мы пытаемся посредством автоматизации учета минимизировать трудовые затраты. К тому же у бухгалтера не остается другого выбора, кроме как справляться с работой, выполнять необходимый объем в срок.

- Вы уже приобрели программу по Инструкции N 70н?

- Да, нам уже установили новую базу. Мы сдали годовой баланс, времени стало больше, будем заниматься этим вопросом плотнее, потому что вести параллельно два учета - по-старому и по-новому - очень сложно. Мы предполагаем, что освоение новой программы будет связано с временными затратами. Но что поделать, нужно с этим мириться.

- Какой у вас самый “любимый“ налог?

- Налог на прибыль. Мы были освобождены от уплаты этого налога, так как являлись учреждением театрально-зрелещного характера. Потом нас такой привилегии, к сожалению, лишили. Основной наш доход - от продажи театральных билетов - теперь полностью облагаются налогом на прибыль. Каждый раз, когда мы занимается его начислением, это заканчивается плачевно. Сердце кровью обливается.

- Как часто к вам приходят с налоговыми проверками?

- Боюсь сглазить, не очень часто. А вот Счетная палата проверяет нас регулярно - раз в год.

- С трудом могу себе представить, как контролеры, к примеру Росфиннадзора, во время проверки роются в гардеробе, пересчитывая количество туфель, юбок и каких-нибудь там балетных пачек: Как
это происходит на самом деле?

- У нас контролеры ограничиваются проверкой документов. Если проводить полную проверку финансово-хозяйственной деятельности Большого театра, то можно здесь застрять на несколько лет. Очень большие объемы работы, ведь в нашем учреждении задействованы все участки бухгалтерского учета. Контролеры же, как правило, выбирают какое-нибудь одно направление.

Недавно нас посетил Соцстрах. Эта была не совсем адекватная проверка. Создалось такое впечатление, что контролеры просто выполняли план по обнаружению нарушений.

- Вы давно работаете в должности главного бухгалтера Большого театра?

- Я отвечаю за ведение учета в Большом театре с 1 ноября 2002 года.

- Говорят: “Театр начинается с вешалки:“. А с чего театр начался для вас?

- Как обычно, все в нашей жизни происходит случайно. Мой театр начался со знакомства с генеральным директором, Анатолием Геннадиевичем Иксановым. Этот человек произвел на меня очень сильное впечатление. После разговора с ним у меня не осталось никаких сомнений относительно выбора места работы: я возглавил отдел бюджетного контроля.

- Когда вы впервые пришли на новое место работы, что вас больше всего удивило в коллективе, в атмосфере Большого театра?

- Наверное, во всех театрах какая-то особая аура, присущая не только творческой части театрального коллектива, но и всему персоналу.

В театрах существует очень хорошая, на мой взгляд, традиция: за день - за два до премьеры идет генеральный прогон спектакля. Когда я зашел в первый рабочий день в бухгалтерию, то не застал никого на рабочих местах. Кабинеты были пусты, только несколько человек дежурили на телефонах. Меня это очень удивило! Оказалось, что все были на генеральном прогоне. Теперь-то я знаю, что это святое дело для каждого сотрудника Большого!

-
Вы можете назвать себя театралом? Наверное, человек, не любящий по-настоящему театр, не сможет прижиться в этой среде?

- Вы знаете, я люблю театр особой любовью! (смеется) Меня трудно назвать завсегдатаем спектаклей, премьер. Я вижу театр изнутри и воспринимаю его несколько иначе, нежели обычный зритель.

- И все же, у вас есть самый любимый спектакль?

- Я больше люблю балетную классику: “Дон Кихот“, “Лебединое озеро“, “Жизель“, “Спартак“, “Кармен“. Это шедевры, к ним нельзя относиться как-то иначе, кроме как любить. Последние постановки немного выходят из этого ракурса, но все равно получились очень интересные спектакли.

- Театр театром: А вы себя считаете увлекающимся человеком? Чем любите заниматься в свободное время?

- Знаете, в жизни так много интересного, что хотелось бы увлекаться многими вещами, но не всегда на это хватает времени. Сейчас как-то посвободнее стало, а вот предыдущие годы было совсем мало времени: находился на работе с утра до ночи. А вот этой зимой впервые освоил сноуборд. Здорово! Теперь это моя любимая зимняя забава.

Немногочисленные свободные дни в другие времена года люблю провести в теплой дружеской компании или с родителями, с братом.

- Вы женаты?

- Нет.

- Не является ли ваша профессия тому причиной?

- Совершенно нет. Времени на личную жизнь вполне хватает. В жизни всегда приходится чем-то жертвовать: карьерой либо семьей. Мы всего лишь делаем выбор.

- Это интервью будет опубликовано в апрельском номере. Вас когда-нибудь разыгрывали?

- Да, был один интересный случай. Однажды 1 апреля мой самый лучший друг позвонил мне в разгар рабочего дня и сказал, что с компанией едет играть в футбол, но у них нет хорошего мяча. А мне как
раз на 23 февраля в театре подарили отличный футбольный мяч. Друг, зная об этом, попросил меня одолжить его и вынести к проезжей части. Он должен был проезжать недалеко от Большого.

Разумеется, я не мог отказать в такой мелочи. Вышел на Охотный Ряд в одном пиджаке в расчете на то, что машина вот-вот подъедет. Стою в обнимку с мячом пять минут, десять. Друг позванивает, говорит, что уже рядом, стоит в пробке. Я стал нервничать. В итоге перезваниваю очередной раз, а мне говорят: “А ты уже пришел? Стоишь у дороги? Ну, тогда жонглируй!“

И.В. Заховаева,

корреспондент “Бюджетного учета“

“Бюджетный учет“, N 4, апрель 2005 г.